4 5 0 8
Благотворительных аптечек мы собрали благодаря вашим пожертвованиям

Интервью с основателями

Данил Махницкий – организатор проекта “Народная Аптечка”, руководитель гуманитарных миссий в России и на освобождённых территориях, сооснователь политического движения Общество.Будущее

Расскажи, о чём проект “Народная Аптечка”?

Если кратко – это квинтэссенция всего опыта нашей команды после восьми месяцев работы в гуманитарных миссиях. 

Рано или поздно перед каждым, кто занимается гуманитарной работой, встаёт вопрос о предельной полезности помощи. Очень часто происходит ситуация, когда нужно помочь и тому, и другому, и третьему, и вообще всем и желательно сразу. А возможности при этом, само собой, ограничены.

Поэтому каждый день ставит перед нами выбор. Как организовать гуманитарную помощь на имеющиеся деньги с максимальной полезностью для общества. Как сделать так, чтобы наш вклад максимально повлиял на изменение ситуации в лучшую сторону. Как помочь людям эффективнее.

И проект “Народная Аптечка” как раз про это.

С начала СВО мы занимались адресной поддержкой эвакуированных из зоны конфликта, снабжением пунктов временного размещения в 18 регионах России, налаживали гуманитарные процессы для эвакуированных из Мариуполя, снабжали Херсонскую область и Донецкие больницы медикаментами и сами неоднократно были в зоне проведения боевых действий. 

Теперь мы решили сконцентрировать свои усилия на самом важном — спасении жизней наших солдат и гражданских, находящихся в зоне конфликта. Мы решили запустить собственное производство универсальных армейских аптечек, каждая из которых может спасти чью-то жизнь.

В условиях дефицита нужных медикаментов и инструментов мы выстраиваем настоящий конвейер по производству и доставке аптечек в зону боевых действий

Мы полностью закупаем оптовыми партиями комплектующие. Мы будем сами шить подсумки. Да, их тоже нет! Сами сделаем инструкцию.

Короче, создаём полностью готовое решение для людей.

Мало собрать денег и раздать лекарства. Как показала практика, не во всех случаях это полезно. На поле боя или во время артиллерийского обстрела человеку не поможет россыпь ампул или мешок таблеток. Нужно, чтобы медикаменты имели удобный форм-фактор, чтобы этим можно было вовремя пользоваться.

Аптечка – это и есть тот самый удобный форм-фактор. Тут наш вклад позволяет достичь максимальной полезности. Когда за пять тысяч рублей ты фактически можешь спасти чью-то жизнь.

На фронте, да и не только на передке, находятся не абстрактные солдаты и гражданские. Это вполне конкретные люди из плоти и крови. Живые люди. Которые часто умирают из-за нехватки простейших медицинских лекарств и средств. В наших силах это изменить. Хотя бы частично.

Это же вотчина государства! Неужели они не справляются с этим?

Да, у многих возникает вопрос. “А как так? Аптечки же Минобороны поставляет!”

Дело в том, что, во-первых, конфликт уже давно достиг гигантских масштабов. 

Во-вторых, Министерство обороны не всегда в силах поставить аптечки даже штатным военнослужащим ВС РФ из тех, кто уже на фронте.

В-третьих, теперь есть огромное количество мобилизованных и на них не хватает медицинского обеспечения. Даже базового. Какие-то регионы предоставляют что-то дополнительно, какие-то – нет.

В-четвёртых, есть Народная милиция ДНР, это ещё 60-80 тысяч человек. Про низкий уровень снабжения которых только ленивый не говорил. Плюс есть добровольческие подразделения…

Очевидно, что работы непочатый край. 

И это даже при условии, если бы Минобороны снабжала бы аптечкой КАЖДОГО штатного военнослужащего ВС РФ, что далеко не всегда так. 

Аптечек бы всё равно не хватало, потому что существуют тысячи волонтёров, которые работают в зоне боевых действиях, те же самые добровольческие подразделения, и обычные гражданские жители в Донецке.

Аптечка – это универсальная штука для спасения жизни. Снаряду без разницы кто ты: мирный житель Донецка, военкор на линии фронта или недавно мобилизованный солдат в третьей линии обороны.

Поэтому такие аптечки планируется распространять среди всех, кто находится в зоне боевых действий.

 

Почему такая уверенность, что ваши аптечки лучше государственных?

Помимо того, что штатных аптечек мало, те что есть, зачастую укомплектованы скудно. А их наполнение – это старый советский минимум.

Чем точно наши аптечки лучше, так это составом. Там всё самое необходимое для оказания первичной помощи. Внутри этой аптечки исчерпывающий минимум, который поможет человеку достигнуть живым госпиталя, врача или скорой. Выиграть время и выжить до прихода профессиональной медицинской помощи.

Их состав поможет и бойцу, и гражданскому. Нынешние штатные аптечки, которых, повторюсь, дефицит, не особо эффективны в случае любых ранений. Та же самая АИ-4 состоит из жгута, перевязочного пакета, кровоостанавливающего и дезинфицирующего средства. Ну и… всё. Больше там ничего нет. Никаких противосполительных, противожоговых средств. Ни-че-го.

Наши аптечки нативны. Мы планируем сделать понятные каждому инструкцию в картинках. Как, что и в каких случаях использовать.

В общем, аптечки просто-напросто нужны. Как факт. Хоть какие-нибудь. Их не хватает. И то, что предлагаем мы - эффективное решение, которое спасёт больше жизней, вернёт больше людей домой.

 

Как вы смогли подобрать правильный набор препаратов и средств?

Спросили у солдат, которые находятся на фронте, у других гуманитарных проектов, которые занимались этим вопросом. Спросили у профессиональных медиков и тех, кто собирал своих друзей и родственников на фронт. 

На выходе мы, грубо говоря, получили несколько списков рекомендаций для наполнения аптечек. Но тут нужно понимать, вопрос комплектации аптечек – это вечный спор. Сколько людей – столько и мнений. 

Наша аптечка сформирована, отталкиваясь от очень простого принципа. Чтобы при минимальных затратах мы получали максимальную ценность. То есть смогли собрать за меньшие деньги – больше спасительных аптечек.

Аптечка на выходе должна получиться эффективная, но при этом максимально дешёвая. В ней не будет сложных препаратов, инструментов для хирургического вмешательства. Всё это в условиях первичной помощи бессмысленно.

Задача нашей аптечки – дотянуть время до появления медперсонала. Именно в этот момент происходит наибольшее количество смертей. 

В этой ситуации нужны самые простецкие лекарства, жгуты, уколы, таблетки, салфетки и бинты. Которых нет. Когда надо, их нет. Тут и должна выручить наша аптечка.

 

Не проще ли присоединиться к уже существующим инициативам от власти?

Существующие проекты очень часто про отчётность, про красивую картинку для телевидения. Они во многом про формальный подход и бюрократию.

Наглядная история произошла весной, когда мы работали с эвакуированными из Донецка. Одна всем известная политическая партия привезла эвакуированным из донецкого детского дома фуру женских сапог. В лагерь, где всем детям было меньше четырнадцати лет.

Поэтому мы работаем и исключительно без участия государства. Это позволяет действовать эффективно, быстро, оптимально. Не тратить деньги на ерунду. 

У нас есть опыт, успешный опыт (работы в гуманитарных миссиях - прим. ред.) и нет причин менять этот подход.

Как можно узнать, что собранные вами средства пошли на дело?

Будет телеграм-канал проекта, где будут формироваться все публичные отчёты о сборах и тратах. Также как ранее в моём личном телеграм-канале публиковались все отчёты и траты по гуманитарным миссиям. На нашем сайте ob-help.ru публиковались все данные по результатам гуманитарных поездок.

Будет полная прозрачность, будет полная отчётность о тратах проекта. Будем просить людей, которым аптечки достаются, снимать видео о получении. Если, не дай бог, кому-то аптечка пригодится, снимать видео об этом. Получать реальные отзывы о том, помогла аптечка или нет.

То есть в этом телеграм-канале будет контент от людей, которые непосредственно эту аптечку получили. Они будут, собственно, этот контент генерировать. Аптечку на фронт привезли, использовали и так далее.

Отчётность, конечно, будем дублировать и на сайте.

Пока непонятно, сколько точно понадобится денег. Одна аптечка, как я уже говорил, будет стоить в районе 5000 рублей. Плюс какое-то количество расходов на доставку. 

Первую небольшую партию мы уже закупили. Условно в 50 штук. Но выходить, конечно, нужно на сотни в месяц. Будет возможность по деньгам выйти на тысячи – выйдем на тысячи. С организационной и технической точек зрения для нас это не проблема.

К слову, за всё время собрали и отвезли помощи на 18 миллионов примерно.

 

Ты упомянул другие гуманитарные миссии. Расскажи, где и в чём ты успел поучаствовать ранее?

Мы с самого начала СВО помогаем беженцам. Начинали с массовых закупок самого необходимого и возили в места временного размещения беженцев. Потом изучили вопрос в ПВРах и поняли, что лучше потратить больше сил и времени и составлять списки по личным запросам от беженцев. Потому что некоторые наживались на чужом горе и не все вещи доходили до людей. Работа по спискам эту проблему решила.

Были в 21 регионе. Лично я поучаствовал в восьми из них. Про одну из наших весенних поездок даже сделали большой репортаж, тогда был большой поток беженцев в Таганрог из Мариуполя. Очень тягостное впечатление осталось. 

Ездили не только по России. Были в Херсоне, Донецке, Мариуполе, были и в ЛНР. Возили грузы везде.

Возили всё! Буквально начиная с одежды и еды, так как не было у людей ничего, даже документов и летних вещей. Как были одеты, так и эвакуировались. Ездили и помогали лекарствами, когда уже составили списки. От активированного угля до мощных обезболов.

Вообще много времени сам провёл за рулём. Ради интереса подсчитал, получилось примерно 22 тысячи километров за эти 8 месяцев.

По сути, всё время, что идёт СВО наша гуманитарная кампания работала.

 

А что больше всего запомнилось из этих поездок?

Наверное, это спецпоездки уже в зону СВО.

Поехали в Донецк когда возить лекарства, мимоходом познакомились с Демчогом Олегом Владимировичем. Это заведующий отдела анестезиологии и интенсивной терапии в подшефной теперь нам больнице Гусака. Замечательный человек!

Ездили мы к нему в совокупности четыре, а то и пять раз уже. И с ним мы теперь плотно держим контакт. С ним мы связываемся по спискам всего необходимого, что надо привезти. И в каком объёме.

И каждую поездку удивляет в каких условиях он и другие медики работают. И насколько самоотверженно это делают в условиях дефицита и недостатка всего. Хронического недостатка.

Благодаря их самоотверженности больница продолжает принимать пациентов, выхаживать их. В любых условиях медики продолжают работать. Платят зарплату, не платят зарплату. Они делают всё возможное. Для них это миссия.

После такого как видишь, что это целые отделы с таким настроем, проникаешься уважением. Хочется помогать ещё больше! 

Уже во вторую поездку, когда познакомился с этими людьми поближе, я понял, что им можно доверять. И нужно помогать.

Они во всех смыслах красавцы, хочется на них равняться и работать. И хочется надеяться, что когда наступит мирное время, их вынесет наверх, они действительно будут руководить какими-то организациями. Потому что это люди самые достойные.

А другая история уже с фронта, линии соприкосновения.

Мы как-то связались с подразделением танкиста с позывным Кот. Его многие могут знать по стримам Егора Просвирнина. Он его часто звал в качестве гостя, там Кот рассказывал вовремя и до СВО о ситуации на линии соприкосновения.

И мы в результате общения с Котом как-то оказались в гостях у них на позициях. Ребята абсолютно душевные, простейшие в хорошем смысле слова. Показали свою технику, провели такую экскурсию. В какой-то момент мы вместе с их батальоном попали под украинский обстрел.И вот особенно запомнился момент: украинцы ведут огонь, мы прячемся в кустах, а Кот невозмутимо стоит, покуривает, даже не нагибаясь. Ему безразлично уже как человеку привыкшему.

И когда с такими людьми находишься рядом, даже где-то на позициях, заряжаешься сильной уверенностью от них, что в общем-то всё будет хорошо. Даже если часто обстоятельства говорят об обратном. И как-то уверенней смотришь в будущее, когда знаешь, что такие люди есть на фронте.

 

Как тебя вообще занесло в гуманитарную историю?

Вообще до этого я занимался публичной политикой в своём районе, даже участвовал в выборах в Госдуму в 2021 году по своему Новомосковскому району. Занял второе место и получил без малого 60.000 голосов своих соседей. 

После выборов с командой продолжил работать по проблемам района. Защищали Троицкий лес от застройки. В целом старался быть и действовать там, где самые острые социально-политические процессы. Где недорабатывает государство или делает не те вещи, которые нужны обществу.

Когда началась СВО сразу стало понятно, что будет большой поток беженцев и мы с командой активно включились в эту работу. И за полгода, за десятки тысяч беженцев, которым помогли, за три поездки в зону СВО, за поездки на линию фронта, мы поняли пришли к тому, что нужно увеличивать масштаб. Наш проект “Народная Аптечка” – это как раз оно.

Какие у вас дальнейшие планы?

Помогать людям. Спасти столько людей, сколько сможем. А дальше видно будет.

 

Кто финансирует ваш проект? Участвует ли в помощи как-то государство? Или это деньги какого-то спонсора?

Нет, всё целиком живёт на пожертвованиях. Вначале на других гумсборах это были подписчики моего канала и других дружественных каналов. Для этого, действительно масштабного проекта, нам нужны куда более весомые суммы. Поэтому мы обращаемся ко всем неравнодушным к судьбам и жизням русских солдат за помощью. Задонатить вы можете здесь.

 

Данил Махницкий родился в 1995 году в городе Байконур. В детстве переехал в Москву. Мать по образованию медсестра, отец занимается сельским хозяйством. 

Выпускник Академии народного хозяйства и госслужбы, изучал государственную службу и управление. Магистр менеджмента МГУ.

Аспирант РАНХиГС. Пишет диссертацию о трансакционной реформы отечественной системы госуправления. Больше 3 лет проработал в Министерстве финансов. Понял, что госслужбе в России нужна серьёзная реформа, взялся за её разработку и публичную популяризацию.

Развивает семейное дело – сельскохозяйственный комплекс в Нижегородской области. Вернул к жизни 5 тысяч гектаров заброшенной земли.